Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
03:56 

Отчёт по "Вита Ностре". Часть первая.

Квэтран Странник
Так лети, Иноходец, сквозь стылую степь, то, что сталось, мы сделали сами... (с) Канцлер Ги
Это отчёт по игре. Букв много, также много персонажного ОБВМ-а, эмоциональных реакций и воспоминаний. Писано сегодня - сначала с утра на работе, в ожидании машины, затем - по дороге на Ивдель. Ноутбук - чертовски полезная штука.
Пока готова только первая часть отчёта о восьми страницах. Не знаю, будут ли у меня в ближайшее время силы написать хвост. Очень постараюсь, но ничего не обещаю. Мало ли что произойдёт.
Сразу же хочу предупредить. Отчёт основан не сколько на голимых фактах игры, сколько на эмоциональных реакциях. Писано оно как бы через 2.5 года после игровых событий. Поэтому если кто не согласен с предлагаемой концовкой - не ворчите сильно, пожалуйста. Ведь для каждого из нас игра закончилась по-своему. Как всегда бывает в подобных случаях. Это просто альтернативная концовка. Одна из.
И да. Прошу тех, кто это прочитает - или хотя бы начнёт. Оставьте хоть какую-то обратную связь в комментах. Хотя бы в качестве стимула на продолжение этого отчёт-рассказа.


Mirabile futurum.

По событиям ролевой игры "Vita Nostra" (5-8 марта 2011 г.)


…ну что ж,
Так будет проще скрыть предательскую дрожь
В руках…
Пока беззвчуный крик,
Ломая рёбра, рвётся из груди.
Нас окружает немота – пока последняя черта
Не пересечена –
Прости…
Лора Бочарова, «Сентябрь».

Но я-то, к сожалению, не был
нормальным человеком в этом
смысле слова. Я, к сожалению,
и был как раз одним из тех,
на долю которых выпало улаживать.
А. и Б. Стругацкие. "Жук в муравейнике"



Всё было так же, как всегда. И так же, как пять лет назад, когда они – неразлучная четвёрка Мародёров, Лили, Бекки, Лотар и весь остальной курс – садились в этот поезд последний раз.
Недовольное уханье сов, запертых до поры в клетках, шумный гвалт младших учеников, радостные улыбки старших… Пёстрая толпа провожающих, в которой иногда даже попадались знакомые лица.
Подходить и здороваться не хотелось. Не то место, не то время, не то настроение.
Пройдясь по вагону и выбрав свободное купе, молодой мужчина в тёмно-серой дорожной мантии с неизменной кожаной планшеткой через плечо устроился у окна по ходу вагона, наблюдая за шумной толпой, собравшейся на перроне. Невесело улыбнувшись, он отметил про себя, что по старой, сохранившейся ещё с тех времён привычке, он зашёл не в вагон преподавателей, где сейчас было его законное место – а в вагон для студентов, в тот самый третий от локомотива вагон где они, Мародёры, всегда встречались перед началом учебного года. Вот-вот тронется поезд – и тогда нужно будет вставать, махать рукой заходящим в купе и раскидывающим по багажным полкам вещи Сохатому, Бродяге и Хвосту – мол, до скорого, увидимся в школе – и двигать на два вагона назад – к старостам. Чтобы, как когда-то, поймать радостный взгляд и улыбку Лили. «Рем! Рада тебя видеть! Как лето прошло?»…
Но – прошлого не вернуть. Не зайдут в купе Мародёры. Бродяга, наверное, сейчас своей обычной, размашисто-уверенной походкой выходит из камина в Министерстве и, махая рукой на ходу знакомым, проталкивается к лифту. Второй этаж, Департамент Магического Правопорядка и Аврорат… Чуть позже, как обычно, опаздывая, к лифту неуверенной походкой подойдёт Хвост, пробежит по опустевшему атриуму, втолкнётся в лифт и, отдышавшись, нажмёт кнопку третьего этажа. Секретариат.
А Бродяга, спустившись в лифте, пройдя коридор и остановившись перед двустворчатыми стальными узорными дверями, изящным жестом достанет из рукава палочку и прикоснётся к замку в виде львиной головы, шёпотом – на всякий случай – произнеся слова пароля. Двери откроются и Сириус, небрежно встряхнув длинными тёмными волосами, пройдёт внутрь. Молча кивнув – слова здесь не нужны – он поздоровается с выходящим после ночного дежурства Лотаром Калидоном, как всегда, неулыбчивым, серьёзным и сосредоточенным.
Ещё часа через два в атриуме, зевая в ладонь, появится Бекки Лэймор. У неё свободный график работы, и она чертовски не любит рано просыпаться по утрам. Особенно после вчерашнего вечера, когда Бекки застряла допоздна на работе по его, Ремуса, вине. Шутка ли – наварить аконитки на полгода вперёд, тщательно вымеряя каждую порцию – ведь ошибка может стоить здоровья и жизни не только ему, Лунатику – он-то привык, да и Коллопортус Ультима неизменно спасал - но и сотням собравшихся в школе учеников… Пройдя к лифту, Бекки нажмёт на кнопку, двери, лязгнув, закроются и лифт уйдёт вниз, в глубину Министерства. Выскочив на пятом этаже, она, стараясь не шуметь, осторожно пробежит по коридору и облегчённо вздохнёт, миновав ненавистную ей дверь Отдела Тайн. Два поворота – и она у себя. Департамент Зельеварения. Лунатик улыбнулся, вспомнив пятый курс и – без преувеличения – лучший приворот, который он видел в своей жизни. Бедняга Сириус! Знал ли он, выпивая за обедом стакан тыквенного сока, что через полчаса, снося по пути все двери, он будет ломиться в гостиную, а затем и в спальни Хаффлпаффа к Терезе Бьорк с седьмого курса, волосок которой Бекки кинула в уже готовое зелье в качестве последнего компонента… Уж в ком, а в Бекки и в её будущем Ремус не сомневался. Уже сейчас она – бесценный сотрудник, а ведь ей, как и ему, всего двадцать два года…
А Лили и Джеймс… Нет.
Вот этого лучше не вспоминать. И лучше вообще об этом не думать.
А то, как всегда, предательски запершит в горле и защиплет в глазах. Преподаватели не плачут, так же, как и авроры. Хорошенькая же картина предстанет тогда случайно зашедшему в купе студенту…
Но мысли останавливаться не хотели. В памяти всплыли непрошенные образы тех двух апрельских дней семьдесят девятого года. Дней, наполненных постоянным ощущением «на взводе» и непроходящей тревогой, ярко и так неожиданно вспыхнувшей любовью и её финалом, рвущей душу скорбью и не сходящим с языка терпким вкусом «Сердца Дракона» и аконитки.
А всё началось с того, что…

А всё началось с того, что он, Ремус Джон Люпин, девятнадцатилетний волшебник в старой, аккуратно залатанной в трёх местах мантии ещё школьных лет, появился утром, 16 апреля, в зелёной вспышке камина Министерства Магии в надежде найти наконец работу…
В трёх отделах ему отказали сразу. Глава секретариата, найдя фамилию Люпина в списках официально зарегистрированных оборотней, послал ему в ответ на анкету сову с коротким письмом – «Простите, но мы не можем принять Вас» и размашистой подписью. В Департаменте Магических Игр и Спорта на него посмотрели, как на ненормального, и он поспешно ретировался за порог. Разочаровал и Департамент Магических Превращений. Начальница отдела, леди Тесса фон Канингем, удостоила его лишь коротким разговором, из которого следовало, что его, Ремуса Джона Люпина, примут туда лишь в качестве обьекта для изучений – что его по понятным причинам совершенно не устраивало.
А вот после посещения Департамента Магических Происшествий и Катастроф Рем наконец-таки воспрял духом. Здесь, похоже, не испытывали никаких предубеждений по отношению к таким, как он. Начальник отдела, мистер Стрэйджлав встретил его жизнерадостной улыбкой, бегло просмотрел его досье, заполненную почти что на ходу анкету и диплом Хогвартса с честными «П» по Защите, Трансфигурации, Астрономии, Зельеварению и Заклинаниям, пробормотал себе под нос, - «Хм… Интересно…» - и, не тратя дальше времени и слов, передал с рук на руки двоим своим сотрудникам: Лии Браун и Роберту Паули – которые и повели его на короткую экскурсию по департаменту.
Сказать, что после экскурсии Рем был потрясён – значит, ничего не сказать. В этом департаменте, казалось бы, даже воздух был пропитан духом свободного полёта мысли и совершенно безумных, невероятно смелых опытов. Его провели мимо закрытой двери с висящей на ней наспех накаляканной табличкой «Не входить без Протего Ультима и жизненно важной причины! Идёт опыт!» (из-за двери, пока они с Лией и Робертом проходили мимо, пару раз ощутимо бумкнуло, послышались невнятные ругательства – упоминались, кажется, Мерлиновы портки и что-то ещё, совершенно несуразное), познакомили со странным магом, обладателем не менее странного имени… кажется, Игррр… или что-то в этом духе? – и пушистиками, его любимыми творениями (маленькие комочки шерсти с восторженно глядящими на мир глазами забавно подпрыгивали и перекатывались прямо в центре заваленного пергаментами рабочего стола), показали маленький судьбоскоп, реагирующий синим свечением на все жизненно важные события. Судьбоскоп постоянно горел ровным синим огнём, время от времени по нему пробегали короткие всполохи разрядов. Увидев такое, Рем дёрнулся было – в судьбоносные события, творящиеся непрерывно на территории Министерства ему не верилось – но после объяснений мисс Лии Браун успокоился. Оказалось, что это – пробная модель, охватывающая территорию радиусом около двадцати миль, уменьшить которую «катастрофникам» пока что не удалось.
Надежда получить работу у Ремуса ещё более укрепилась после того, как его, шокированного увиденным в отделе мистера Стрэйджлава и оттого почти не отражающего реальность, неведомо как занесло в Департамент Теоретической Магии. Кажется, одна из сотрудниц отдела, схватив проходящего мимо Люпина за рукав со словами «Мистер, не могли бы Вы нам помочь?» затащила его за дверь. Пришёл он в себя, обнаружив, что стоит вместе с этой сотрудницей – миссис Марчмейн, как потом выяснилось – около одной из стен, пытаясь Заклинанием Вечного Приклеивания зафиксировать на стене карту звёздного неба. Стены отдела были, видимо, заговорены опытными магами, и дилетантским попыткам Ремуса зачаровать их не поддавались. Выйти из ситуации удалось лишь с третьей попытки трансфигурировав попавшийся под руки медный кубок в сложное маггловское механическое устройство - не то «стапплер», не то «ступплер» – служившее как раз для прикрепления всякого рода бумаг к стенам и дверям. Когда Рем и миссис Марчмейн, радостно улыбаясь, любовались делом рук своих – карта висела на стене достаточно ровно, надёжно держась на более чем дюжине аккуратных железных скоб – вошла глава отдела, миссис Августа Лонгботтом. Её Рем узнал сразу – она постоянно провожала и встречала с перрона «девять-и-три-четверти» своего сына, его старого школьного товарища – Френка Лонгботтома.
Миссис Лонгботтом была первой, кого убийственная пометка «ликантроп» в досье Ремуса не отпугнула, не оставила равнодушной, а, напротив, заинтересовала. Посыпались вопросы – как происходит трансформация? Когда? Что при этом ощущается? Ошалевший от такого внимания Рем отвечал на вопросы вяло, пока не прозвучали слова, - «знаете, Ремус, я хотела бы присутствовать при этом». Этого было достаточно. Жизнь столь уважаемого им человека такой опасности Лунатик подвергать не был готов. Решение созрело мгновенно – здесь он работать не будет. Обучив – для уверенности – миссис Лонгботтом заклинанию «Спекули Верто», которое – Рем знал это не понаслышке – могло, пусть ненадолго, пусть через страшную боль но всё же вернуть ему в полнолуние человеческий облик – он, попрощавшись, ретировался от «теормагов», пообещав себе попробовать больше не попадаться им на глаза.
Оставалась последняя надежда. Аврорат.
Тем более что там работали как минимум три человека, которые могли бы дать ему крайне положительные рекомендации.
Аластор Моуди – замначальника Аврората, помнящий – как Рем надеялся – Лунатика в Ордене Феникса.
Алиса, молодая жена Фрэнка Лонгботтома, колдомедик, неведомо как попавшая в ряды авроров, старая приятельница Рема ещё по школе.
И, конечно же, Сохатый и Бродяга. Добрые друзья, Джеймс и Сириус, плечом к плечу с которыми с первого курса были пройдены огонь, вода и медные трубы. Ну и Вопящая Хижина, разумеется.
И, как всегда, Джеймс оказался лёгок на помине. Лунатик столкнулся с ним нос к носу на выходе из Департамента Теоретической Магии.
- Здорово, дружище! Давно не виделись!...


- Здорово, дружище! Давно не виделись! Как провёл лето?
- Да, считай, никак. Кроме как к родственникам, в Уэлльс, почитай, и не ездил-то никуда…
Мягкий толчок тронувшегося поезда и беседа двух семикурсников с Рэйвенкло в коридоре вагона отвлёкли молодого человека от воспоминаний. Вздохнув, он посмотрел в окно. «Хогвартс-Экспресс» медленно набирал скорость. Потянулась назад платформа «девять-и-три-четверти», заполненная провожающими, затем поезд, как и всегда, проскочил длинный тоннель – выезд со станции Кингс-Кросс – и, набирая скорость, поехал через пригороды Лондона на северную ветку, в сторону Эдинбурга.
Встряхнув головой, словно бы отгоняя непрошенные мысли, Лунатик оглянулся. Купе, которое он выбрал, до сих пор оставалось пустым. Видимо, никто из студентов так и не рискнул ехать в Хогвартс вместе со своим будущим преподавателем.
Наверное, оно и к лучшему. Сейчас Ремусу не хотелось разговаривать ни с кем. Совершенно. Несмотря на то, что об этой поездке он мечтал очень давно. Подальше, в Шотландию, работать в школе… подальше от Косого Переулка, подальше от висящей на стене кофейни мисс МакДермотт белой мраморной плиты с пятью именами…
Подальше от собственной памяти.
После тех апрельских событий Ремус, скрепя сердце, остался в Аврорате. Несмотря на боль, усталость от войны и нежелание что-либо делать. Несмотря на растущую неприязнь к начальнику, Арчибальду МакКормаку. Несмотря на глухое непонимание, крепнущее с каждым днём, по отношению к МакКиннон – нельзя так учить, нельзя бросать стажёров писать статьи и разгребать бумажки, словно домовых эльфов… они же будущие бойцы, куда им деваться без опыта хотя бы патрульной работы?
Несмотря на дезертирство Алисы – он остался.
Вместе с Сириусом он тщательно присматривался к каждому выпуску Хогвартса и к каждому желающему стать Аврором. Проверял кандитатов. Смотрел. Выбирал. Экзаменовал. Рекомендовал. Учил.
Учил, как распознать и обезвредить оборотня – потому что предполагал, что Грейбэк когда-нибудь вернётся, и вернётся не один.
Учил, как выявить в себе и научиться призывать на помощь Патронуса – потому что помнил появление дементора в Лютном переулке.
Учил атаковать и отбиваться от атак – и никогда, никогда не давал тот самый проклятый совет, - «Аппарируй».
Учил – и учился сам. Два с половиной года он старательно готовил новое поколение авроров – хотя сам был малоопытен.
Учил – потому что тогда, восемнадцатого апреля, в аврорате осталось четверо сотрудников и один стажёр. Кроме него, Люпина – МакКиннон, Сириус, Финниган, и, разумеется, мистер МакКормак, начальник Аврората…

…Мистер МакКормак, начальник Аврората, как всегда, кажущиеся ему несущественными дела предпочитал решать почти на бегу.
- А в патруль пойдут, - после недолгой паузы сказал он - Алиса и…, - оглядев присутствующих…, - Калидон.
- Шеф, а имеет ли смысл? Вы же знаете, что недавно произошло с Эрвегом…? Боевая единица из него сейчас…
- М-да…, - МакКормак вновь скользит взглядом по стоящим вокруг сотрудникам. – Ну что же, тогда Алиса и… Люпин. Пусть тренируется.
Ну наконец-то! А то ему казалось, что он будет сидеть на вахте вечно. Лунатик перекинул через плечо планшетку, оценил, легко ли достаётся из рукава палочка, ещё раз проверил готовность к аппарации.
- Я готов. Идём?
- Идём, - Алиса непривычно серьёзна.
Было пять часов утра. Шёл первый день испытательного срока Ремуса в Аврорате.

Ночные улицы Лондона. Позади – Косой переулок. Впереди – за поворотом – вход в больницу Святого Мунго, где, как Рем недавно узнал от Сохатого, работает Лили. Из-за апрельской мороси и лондонского смога (провались они, эти магглы, со своими трубами!) не видно ни зги.
Только слышен какой-то шум сзади, от Дырявого Котла. Топот ног, неразборчивая ругань и… женский крик? Звериное рычание?
- Алиса, надо назад. Там что-то…, - Рем оборачивается к спутнице. Короткий кивок в ответ.
И – через переулки, не разбирая дороги, шлёпая по апрельским лужам, выхватывая на ходу палочки – обратно к Косому Переулку.
Добежать – не получилось. Из-за угла прямо на них вылетает серая тень, в три прыжка преодолевая расстояние до бегущего впереди Люпина. «Спекули Верто!», - Рем успевает выхватить палочку и произнести заклинание, но оно ударяет в зверя, не производя никакого эффекта. Прыжок, удар могучих лап, укус, обжигающая боль в левой ноге. От неожиданности Рем заваливается набок и ударяется головой о тротуар. Перемахнув через него, серая тень несётся к Алисе.
«Спекули Верто», - ещё раз кричит Рем, направляя палочку на противника. На этот раз чётко видно, как струя жёлтого света вылетает из палочки и ударяет в серую шкуру, не причиняя зверю никакого вреда.
«Торменцио Максима!», - доносится из темноты сзади. Обострённое боем восприятие успевает отметить приглушённый голос, как будто из-под маски. Заклинание веером расходится по переулку. Увернуться невозможно, развернуться и поставить щит Рем не успевает. Острая боль пронизывает сверху донизу, расходясь от живота. Едва успевший подняться на ноги Лунатик снова падает в апрельскую слякоть.
«Ступефай Максима!», - тот же голос. Сильный удар по голове, жёлтые круги расходятся перед глазами. Сознание стремительно гаснет.

«Энервейт Максима!»
Какой знакомый голос…
Яркая вспышка. Свет нестерпимо режет глаза. Боль беспощадно возвращается, теперь она даже сильнее, чем была.
- Рем? Как ты?
Это Лили.
- Н-н-ормально…, - наглая ложь, но ей ни к чему об этом знать. - Это Грэйбэк, слышишь, Грэйбэк… Он снова здесь!
- Успокойся, Рем. Ты очень сильно пострадал. Тебе надо отлежаться…
- К дьяволу…
Вздох.
- Морфеус.
Сон наваливается неодолимо. Не лёгкая дремота, как раньше, от заклинаний школьника, а полноценный глубокий и спокойный сон без сновидений.
Проснулся Ремус от шума открывшейся двери…



…проснулся Ремус от шума открывшейся двери купе и громкого голоса.
- Здравствуйте, дети! Успели проголодаться? Лакричные палочки, шоколадные лягушки, драже «Бетти Боттс»… Ой, простите, молодой человек… Я вас разбудила…
- Всё в порядке, - Лунатик доброжелательно улыбнулся. – Спасибо огромное, я не голоден.
- Извините ещё раз, - женщина толкнула тележку со сладостями дальше по коридору.
Когда это он интересно, успел задремать? Ремус выглянул в окно. Очевидно, он проспал часа два, не меньше. Тёплое сентябрьское солнце уже успело подняться достаточно высоко над горизонтом, а поезд давно уже выехал из столицы и теперь на полной скорости мчался на север мимо поросших редким лесом холмов. В купе – если не считать разносчицы сладостей – видимо, так никто и не заходил.
Открыв двери купе, молодой человек вышел в коридор. Женщины с тележкой уже не было – видимо, ушла в другой вагон. Коридор был пуст, двери всех купе – плотно закрыты. Из-за соседней двери доносились оживлённые голоса старшекурсников – кажется, они обсуждали, что и как надо будет в этом году сдавать на ТРИТОНа и кто приедет из министерства с комиссией.
Это Рем знал точно. Зельеварение приедет принимать сам мистер Сэлвин, собственной персоной – и студентам придётся сильно потрудиться, чтобы сдать ему экзамен на «Выше Ожидаемого» или «Превосходно». Заклинания придётся сдавать мистеру Стрэнджлаву – уж кто зверствовать на экзамене не будет точно. А его предмет - Защиту от Тёмных Искусств - приедет принимать МакКиннон… если не пришлёт вместо себя Рики Джоркинс. А скорее всего, пришлёт…
Рем вздохнул. Джоркинс он тогда не доверял, считая её чересчур болтливой и чересчур рвущейся к власти. Как оказалось потом – зря. Осенью того самого семьдесят девятого года Рики пришла в аврорат на общих основаниях. Приняли её сразу – без экзамена, без стажировки, без испытательного срока. Оказалось, что она работала на авроров всё это время, а должность помощника министра была всего лишь игрой – Рики никогда не рвалась в политику. А пришлось…
Они разговорились тогда, осенью. Вместе ушли с работы, сели в «Дырявом Котле» и не спеша приговорили на двоих немалую бутыль огневиски. Разговорились – и с тех пор старались держаться друг друга и работать вместе. Именно Рики Джоркинс стала на эти два года для Рема самым близким – не считая Сириуса – человеком в Министерстве. Именно благодаря ей и её работе МакКормак согласился отпустить Ремуса преподавать в школе – было на кого оставить стажёров и новичков. Именно благодаря ей Рем сейчас находился здесь, а не в Аврорате. Именно благодаря ей – и приглашению профессора Дамблдора, разумеется – он ехал в Хогвартс преподавать Защиту от Тёмных Искусств.
Толкнув дверь, Ремус вернулся в купе и опустился на сиденье. Раскрыв планшетку, он достал из неё фляжку, отвинтил крышку и сделал солидный глоток. Терпкий отвар (кажется, остролист, корень валерианы и сок слизнового боба?) успокаивал и придавал сил. Как в то утро, семнадцатого апреля…

То утро, семнадцатого апреля, Ремусу было потом очень сложно себе простить. Хотя его никто не винил. Но тем не менее именно тогда, когда он, разбудив Джеймса и мистера Калидона-старшего, отправился после ночного дежурства отсыпаться, неизвестный в белой маске выбросил в Косой Переулок тело Элеаноры Калидон-Уизли, матери Лотара и Урсулы.
Проспал он и вступительный экзамен для стажёров. Который Урсула, несмотря на постигшее её горе, выдержала с блеском. Полной же неожиданностью для Рема стал провал Рики Джоркинс. Как? Почему? – ведь ещё со школы Рики слыла признанным мастером боевых чар и всегда получала только отличные баллы на ЗоТИ…
Впрочем, всеръёз задумываться об этом не было времени. Да и помнил он обеих – что Урсулу, что Рики – по школе лишь мельком, по одной истории – когда во время ночного обхода они обе попались ему на глаза. Лили рядом не было и он… сделал вид, что не заметил крадущихся куда-то пятикурсниц. В конце-концов, зачем Гриффиндору было терять лишние баллы?
А потом Рема и Урсулу познакомил Лотар. На балу в честь окончания очередного года. И – для Рема и остальных Мародёров – окончания школы.
Это был первый – и последний – раз, когда Лунатик пытался танцевать – вызвав закономерное изумление Сохатого и Бродяги. И, помнится, он тогда пожалел, что заканчивает школу и в следующий раз они не скоро увидятся…
Однако же – увиделись. Спустя два года. Но поговорить так и не успели.
Начинался новый день, а с ним – новые проблемы.
Подготовить мистера Калидона к экзамену в министерстве – он потерял способность колдовать, затем восстанавливал её – медленно, но верно…
Узнать о том, что на Бекки напали. Сдать рапорт шефу – и с этого момента не отходить от неё – за исключением тех моментов, когда она была у себя в отделе или в Аврорате.
Пытаться достучаться до всех Авроров с информацией о том, что сегодня – первая ночь полнолуния. Воспринял это, кажется, только Моуди. И мисс Сэлвин.
Проворонить – обидно, глупо! – сбежавших из камеры заключённых. Тех самых, что напали на Бекки. Они ушли через портключ – вместе с неосторожно зашедшим к ним Моуди.
Проверить их палочки. Слава Мерлину, мисс Сэлвин – настоящий знаток ритуальной магии…
…тело Моуди выбросили в Косой переулок ближе к вечеру. Двое – в уже осточертевших белых масках. Ремус как раз в то время находился в Косом Переулке в составе патруля. «Протего Максима» - на этот раз реакция на атакующее заклинание сработала мгновенно. Один из людей в белой маске рванулся к Ремусу вплотную – но Лунатик успел раньше. «Силенциум!», - перечёркивая палочкой горло. И фигура в белой маске, лишившись возможности говорить и, как следствие, колдовать, безвредно приставила зажатую тёмным хватом палочку ко лбу Люпина.
«Авада Кедавра!», - раздалось где-то сзади. Затем – хлопок. Второй Упивающийся времени даром не терял, аппарировав вместе с онемевшим противником Рема.
- Кого?, - только и хватило сил на вопрос.
Оказалось – слава Мерлину – никого. Убивающее Заклинание просвистело мимо цели.
От постоянного ощущения «на взводе» уже зашкаливало нервы. Спасали только глотки огневиски, которым щедро угощал мистер Калидон. Кроме того, Рем каждой клеточкой тела чувствовал приближение восхода луны. Изумлённый взгляд Урсулы на фразу, - «Да, перед вами оборотень, у которого скоро начнётся трансформация!». Впрочем – не только изумлённый… встревоженный? За Аврорат, или… за него?
Мысли об этом отсекались с ходу. Тешить себя излишними надеждами Ремус не хотел.
Выйти на улицу – прогуляться до кофейни МакДермоттов. Перекинуться парой слов с Робертом Паули. Выпить чашку кофе, пристально наблюдая за каждым в Косом Переулке. Встать…
И почувствовать проснувшегося Зверя… Сегодня – почему-то раньше обычного.
Выкрикнув на бегу пароль, Рем плечом открыл – почти выбил - стальные двери. Пронёсся через приёмную, на бегу что-то крича собравшимся аврорам. Влетел в один из кабинетов – и в бессильной пока, но уже звериной ярости бросился царапать стену стремительно отрастающими на пальцах когтями.
«Коллопортус Максима!» - крикнул кто-то сзади, запечатывая дверь. Ненадёжно запечатывая, очень ненадёжно. Что такое Коллопортус Максима против звериной, неконтролируемой ярости?
Через секунду выбитая ударом могучей лапы дверь повисла, качаясь на оборванных петлях. Ремус – уже волк, не человек – вылетел в приёмную – и на секунду остановился, увидев три нацеленные на него палочки.
Однако этой секунды МакКормаку, Калидону и МакКиннон вполне хватило.
«Риктусемпра Максима!», - от трёх одновременно ударивших в него молний оборотень отлетел к противоположной стене. Шерсть на его загривке встала дыбом, он непрерывно рычал и выл, но снова встать на лапы после трёх стеганувших его тело разрядов пока не мог.
«Риктусемпра Максима!», - ещё одна молния вылетела из палочки МакКормака и ударила в вервольфа. Коротко взвизгнув, зверь затих на полу.
«Мобиликорпус», - и, повинуясь движению палочки в руке МакКиннон, бессильно обмякшее тело ликантропа, по шерсти которого до сих пор пробегали синие искры разрядов, взмыло в воздух.
- Куда его?
- Пока – в камеру. И – запечатать дверь. Позовите старшего Крауча, тут нужна Ультима.
МакКиннон, коротко кивнув в знак понимания, пошла вниз, к камерам, держа вервольфа заклинанием перед собой. Спустя некоторое время снизу хлопнула, закрываясь, дверь…


…хлопнула, закрываясь, дверь купе, и вновь задремавший было Ремус проснулся. Поднявшись с сиденья, он открыл дверь и выглянул в коридор.
В коридоре никого не было – стало быть, и в купе заглядывать было некому. Видимо, дверь сама собой открылась, когда поезд делал очередной поворот – а теперь, по инерции, захлопнулась вновь.
В вагоне было непривычно тихо, даже спорщики из соседнего купе замолкли.
- Странно, - подумал Рем. – То ли времена действительно сменились, то ли здесь собрались сплошь слизеринцы. Или рэйвенкловцы. Когда мы были студентами и ехали в школу – в вагонах было не пройти. Отвыкшие за каникулы ребята так радовались возможности снова, невзирая на Надзор, колдовать, что в вагоне и в купе нужно было всегда держать палочку наготове. А то, не приведи Мерлин, схлопочешь Таррантеллегру, Плаузус или Амату Сентенцию… И всё равно приходилось постоянно бегать за Финитой к старостам. До пятого курса. Потом – бегали уже ко мне…
Улыбнувшись школьным воспоминаниям, он вернулся в купе и плотно прикрыл за собой дверь.

@темы: Отчёты, Ролевое, Хогвартс, мы не курим эту траву!

URL
Комментарии
2011-03-15 в 04:08 

Кейнэ
you can be anything you want to be but you can't always get what you want
хорошая альтернативка...жаль не учитывает концовки которые видят для себя другие игроки...

2011-03-15 в 07:15 

Лисы по ту сторону дождя
О сердце моё, тебе равных не будет, усни.
Грейбэйки несколько обижены.
Хочу игрового разговора.
И - да, ещё раз омифигительное спасибо за игру.

2011-03-15 в 07:17 

Crazy Sage
А я напьюсь безалкогольной водки в компании своих воображаемых друзей.
Предыгровые шляния как устройство на работу это хорошо)
и вообще концепция хороша

2011-03-15 в 07:21 

Вавася
Know your stuff
нравится)

2011-03-15 в 08:16 

Darita
Кто-то снизу стучится - ура, мы еще не на дне! (с)
Ух...
А дальше?

2011-03-15 в 08:35 

Лисы по ту сторону дождя
О сердце моё, тебе равных не будет, усни.
Дополню.
Отчёт правда клёвый и мне очень жаль, что Люпин закончил игру в состоянии "все умерли, а кто не умер - тот дезертир".
Скучаю по тебе.
Очень, очень хочу поговорить как Алиса с Ремусом...

А отчёт прекрасный. Хочется читать продолжение.

2011-03-15 в 09:26 

Леголаська
"в густом лесу мифологем признаться бы, но в чем?" ©
Очень альтернативно и очень увлекательно.
Жду продолжения. )

2011-03-15 в 09:47 

Искра Огня
Жизнь коротка: Нарушай правила – Прощай быстро - Целуй медленно - Люби искренно - Смейся неудержимо. И никогда не сожалей о том, что заставило тебя улыбнуться.
Рем, дружище... если эта новая работа — то, что поможет тебе жить дальше, я уж постарась заменить своей работой в это горячее время и твою палочку тоже. И уж конечно, как и обещала, сдела все, чтобы они и вправдубыли последние, кого пришлось хоронить.

2011-03-15 в 09:56 

Crazy Sage
А я напьюсь безалкогольной водки в компании своих воображаемых друзей.
"Сделаю все" это невероятно опасная формулировка.

2011-03-15 в 10:25 

Финик
Понедельник начинается в субботу
Напиши до конца. Оно надо.

2011-03-15 в 12:38 

Варю зелья. Травлю идиотов даром.
Обязательно допиши.
И.. спасибо за игру.. и за надежду, что к 22 годам я еще буду...

2011-03-15 в 13:54 

Квэтран Странник
Так лети, Иноходец, сквозь стылую степь, то, что сталось, мы сделали сами... (с) Канцлер Ги
Кейнэ, Лисы по ту сторону дождя
Други, увольте!
У меня сейчас траффика столько нет - выискивать с дневников ваши планы на будущее. Если вы хоть вкратце накидаете мне ближайшее (2,5 лет) будущее Фенрира, Тессы и Алисы - учту в отчёте. Если не придётся сильно перекраивать канву.

Crazy Sage а я это тогда, собственно, воспринимал как шляния полуигровые. Ибо мне на начало игры мастерами была дана чёткая линия "ты безработный оборотень, которого мало где рады видеть. Иди куда хошь".
Кроме того это был повод оживить рассказ "очерком о работе НИИЧАВО". В смысле, вашего отдела. Получилось?

Darita при наличии времени, сил и прилива вдохновения - допишу обязательно. Первые два фактора даже не столь важны.

Лисы по ту сторону дождя пока что у меня в доступе аська, с выходных будет ещё и Скайп. Играем? -)
(А помнишь Ремуса и Тонкс? Когда-то, тот этюд на вашей кухне в Перми? ПостШестая книга...?)

Леголаська ну... альтернативно, да. Прости. Предпочитаю "...так называемую художественную правду так называемой правде факта..." (ПНВС)

Искра Огня знаешь, думаю, за два с половиной года время уже солидно так успело поостыть. Прости, Рики. Прежде всего за то, что не доверял.

Финик, Hochgeherte Lilia Leicht
Я постараюсь дописать.

Пламенная, а как же иначе?
Если после того, что случилось, Ремус ещё и Бекки потеряет... Тогда вообще - "добрый путь, крыша, здравствуй, отдел душевных расстройств Св. Мунго". И весь этот текст не имеет смысла.

URL
2011-03-15 в 13:57 

Crazy Sage
А я напьюсь безалкогольной водки в компании своих воображаемых друзей.
Квэтран Странник да) и я ток сейчас понял, что те, кто не знал этого вряд ли могли предположить, что работавший в нашей лаборатории Игор на самом деле был сквибом)

2011-03-15 в 13:59 

Квэтран Странник
Так лети, Иноходец, сквозь стылую степь, то, что сталось, мы сделали сами... (с) Канцлер Ги
Crazy Sage Я узнал об этом уже после игры. И, признаться, ох... опешил, то есть.

URL
2011-03-15 в 14:02 

Crazy Sage
А я напьюсь безалкогольной водки в компании своих воображаемых друзей.
2011-03-15 в 14:10 

Морейн АС
That's the effect of living backwards
Отличный стиль! Зачитываюсь)

2011-03-15 в 14:43 

Лисы по ту сторону дождя
О сердце моё, тебе равных не будет, усни.
Квэтран Странник
О, слушай, так ты, наверное, не знаешь, что Алиса вернулась на следующее утро. Начато служебное расследование, пациент во всём сознался, но волевым решением МакКормака она была оставлена в аврорате.
А ещё через некоторе время вернулся Фенрир Грейбэк и тоже попросил места в аврорате. Параллельно пытаясь вернуть себе ликантропию.
Тэсса как работала, так и работает. Всё там же. Уж не знаю, какие у них с Фенриром отношения.
И, конечно же, только дело Люпина, будет ли он им доверять или будет ждать, когда кто-то из них оступится.
Про Алису в то время:
www.diary.ru/~lyta/p150309200.htm
А ещё через некоторое время выяснилось, что у Торенн есть маленькая дочка, внучка Тэссы. www.diary.ru/~y-corrygan/p150565190.htm - вот тут.


пока что у меня в доступе аська, с выходных будет ещё и Скайп. Играем? -)
Играем!!!!
А Тонкс мне всю ВН в голову стучалась, если честно.
Очень хочу с тобой где-то сыграть Люпина и Тонкс ещё раз.

2011-03-15 в 15:05 

Искра Огня
Жизнь коротка: Нарушай правила – Прощай быстро - Целуй медленно - Люби искренно - Смейся неудержимо. И никогда не сожалей о том, что заставило тебя улыбнуться.
Рем, я старалась, что еще могу сказать. Не должны меня были связывать с авроратом той весной. Так что нет твоей вины в том, что ты мне не верил. А вот, что не игнорировал — спасибо. В определенный момент через тебя стало удобно сливать информацию в аврорат. И за историю о Крауче тоже — спасибо. ДО сих пор не возьму в толк, почему рассказал, если не верил.

2011-03-15 в 17:15 

Квэтран, милый, я не хотела читать, потому что... ну не хотела. Но как только начала, не смогла оторваться. Честно. Продолжение обязательно нужно, пиши и не сомневайся. И спасибо, что наши мнения о работе МакКинон и МакКормака сошлись. Самыми близкими мне тогда, в апреле, стали Аластор и Джеймс, после смерти последнего делать уже совсем почти ничего не хотелось. Но Элизабет справится с эмоциями, и, несмотря ни на что, будет поступать в Аврорат после выпуска из Хогвартса. Чтобы не допустить больше того, что случилось. Помочь не допустить.

Финниган.

URL
2011-03-15 в 21:36 

Квэтран Странник
Так лети, Иноходец, сквозь стылую степь, то, что сталось, мы сделали сами... (с) Канцлер Ги
Морейн АС спасибо за добрые слова.

Лисы по ту сторону дождя ну что же, во второй части отчёта учёл недостатки. Почитай, тебя там много, Алиса...

Искра Огня Всё настолько просто, что даже неинтересно. Просто на тот момент, когда я рассказал это тебе, информация уже стала секретом Полишинеля. Слишком уж громко на всех углах кричал Нотт.

Элизабет *прости, не знаю, как тебя зовут по жизни* Я в принципе был недоволен организацией команды. Но по этому поводу я уже всем всё сказал и повторяться не хочу. Тем более, что мне ли вопить? - пришедшему в команду в последний момент, за два часа до игры?
Обидно было за твою игру. Которой не было. Уже по окончании я узнал о том, что эта игра была для тебя первой - и расстроился ещё сильнее. Потому что первая игра обычно сильно бьёт по нервам.
Прости. Я пытался играть с вами, стажёрами, как мог. Но на всех меня не хватало. А после того, как Рем взял в обучение Урсулу - тем более.
Могу понять, как никто другой. Моя первая игра тоже была крайне неудачна.
Не составляй только поспешных выводов. Всё будет -)))

URL
2011-03-16 в 07:19 

Кейнэ
you can be anything you want to be but you can't always get what you want
через неделю максимум 2 в Лондон вернеться Фенрир...уже оборотнем...и есть неслабое подозрение что если Тэсса всеж таки выполнит то что обещала то еще более сильным чем раньше...и пойдет в Аврорат устраиваться...

2011-03-22 в 07:33 

Августа Лонгботтом:
Мистер Люпин, простите, ради Мерлина, за излишний интерес, переходящий в назойливость (это я про свое желание присутствовать при трансформации). Надо было просто сказать "это невозможно", и вопрос был бы исчерпан. Но это, правда, был не только интерес ученого-исследователя... :-). И всё равно - спасибо за доверие!
Но Ваше место было, конечно, в аврорате.

URL
   

Предвещает победу!

главная