Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
12:30 

Отчёт по "Vita Nostra". Часть III, наполовину пока.

Квэтран Странник
Так лети, Иноходец, сквозь стылую степь, то, что сталось, мы сделали сами... (с) Канцлер Ги
Здесь первая часть.
А здесь - вторая.

Кьяре
На память о весне 2011-го.

Мариэлю, Торену, Виконтессе
С благодарностью за отличную игру

Аврорату.
Ad memoriam.



Mirabile Futurum.
Часть III.


И когда рядом рухнет израненный друг
И над первой потерей ты взвоешь, скорбя,
И когда ты без кожи останешься вдруг
Оттого, что убили его – не тебя
Ты поймёшь, что узнал, отличил, отыскал
По оскалу забрал – это смерти оскал
Ложь и зло – погляди, как их лица грубы
И всегда позади вороньё и гробы.

В. Высоцкий


Всё было странно. Чертовски странно. Рем – новичок, недавний студент, вчерашний кандидат в Авроры, лишь несколько часов назад прошедший посвящение и принесший присягу – даже он понимал, что разворачивающиеся события выходят из-под контроля. МакКормак стремился быть везде и всюду – и едва-едва успевал. Торенн, перехватившая инициативу в свои руки, справлялась с обязанностями командира – с точки зрения Ремуса – гораздо лучше. Именно поэтому Рем старался держаться её, подчиняться ей, слушаться её приказов. Именно поэтому после её слов «надо усилить контроль за Косым Переулком» Рем взялся за дело рьяно, от души. Прихватив из аврорского запасника две мантии-невидимки, он поднялся по лестнице наверх, в приёмную.
В Аврорате было пусто – все разбежались по делам. Лишь Калидон-старший держал вахту у дверей, да в приёмной перебирали бумаги стажёры – Урсула, которую поручили после посвящения ему и осиротевшая после гибели Моуди Элизабет Финниган.
- Разбирайте – зайдя в приёмную, Рем положил на стол перед девушками мантии. – Оденете их на себя после выхода из Аврората. Пароль к дверям с утра сменился – теперь надо говорить «Вулкан».
Элизабет бросила на Рема непонимающий взгляд. Урсула, напротив, просияла. Рему приятно было осознавать, что он не ошибся в ней.
- Торенн приказала усилить патрули в Косом Переулке. Туда отправимся мы втроём. Я – в открытую, вы – под мантиями. Внимательно смотрите по сторонам, отмечайте каждую мелочь, будьте настороже. Если появятся эти, в масках – колдуйте из-под мантий и перемещайтесь почаще, чтобы они не засекли вас. И не поняли, откуда полетит следующее заклинание. Колдуйте на поражение – нам надо вывести их из строя, лишить возможности обороняться. «Силленцио» и «Инкарцеро» на уровне Максимы подойдут для этого, как нельзя лучше. Вопросы? – Рем ободряюще улыбнулся стажёрам.
Девушки покачали головами. Урсула взяла со стола палочку и убрала в чехол на поясе.
-Нет? Отлично. Тогда – двинули…

Отдавая тот приказ, Торенн как в воду глядела. Не окажись Рем с Урсулой и Элизабет в патруле – всё могло бы закончиться гораздо хуже. Их троица спасла в тот вечер как минимум одну жизнь. Но спокойно понять это Рем смог позже, когда всё уже закончилось, а пока…
…По Косому Переулку. Из одного конца – в другой. Палочка наготове и настороженность, сквозящая в каждом шаге, в каждом повороте головы не вызывает ни удивления, ни даже вопросительных взглядов: он Аврор. А значит – имеет право в сложившейся ситуации на очень и очень многое.
Где-то рядом – Элизабет и Урсула. Рем не видел их, но надеялся, что они, если что, поддержат.
Что толкнуло его расширить границы патрулируемой зоны и из Косого переулка сунуться в Лютный – Рем не смог бы сказать точно. Предчуствие? Интуиция? Холод, внезапно пробравшийся под мантию и заставивший вздрогнуть? Сырой туман, сгустившийся около поворота?
Так или иначе – он свернул. И с первых же шагов понял, что свернул не зря. Лютный переулок сам по себе был местом достаточно тёмным, пустым и мерзким, но чтобы так? Чтобы погасли все фонари на улице и над немногочисленными лавками, погрузив улицу в полную темноту? Чтобы апрельский вечерний холод стал… вот таким, сырым, почти могильным?
Рем побежал вперед. Он знал, чьё появление может предвещать такой холод и такой туман. Знал слишком хорошо. И поэтому не удивился, увидев за поворотом переулка тёмную фигуру в плаще, склонившуюся над лежащим без движения на мостовой человеком.
Дементор. Дементор в полушаге от Поцелуя. Промедли он ещё немного – и…
Ремус рванул палочку из рукава мантии. Воспоминание, как всегда, пришло само собой: вот он – магглорожденный, оборотень, изгой, почти что сирота – на его родителях уже шесть лет как лежит заклинание «Облииэйт» и они давно и прочно забыли о том, что у них есть сын – получает письмо из Хогвартса. Вот – садится в поезд, едет… Вот – лодка, замок, отражающийся на глади озера сотнями светящихся окон… Вот – на его голову падает Сортировочная Шляпа и, не медля ни секунды, определяет его на Гриффиндор…
- Экспекто Патронум!
Серебрянный туман, вылетевший из палочки, соткался перед ним в плотную, почти осязаемую фигуру. Огромный белый волк скачками понёсся к дементору, заставив того отступить от лежащего человека. Ремусу понадобилась секунда, чтобы узнать несостоявшуюся жертву – Джон Кёрнкросс, преподаватель Прорицаний, приехавший сюда из Хогвартса вместе с практикантами-стажёрами…
- Экспекто Патронум!
Звонкий девичий голос повторяет заклинание где-то слева и сзади. Мимо Ремуса пролетает сверкающая серебром рысь – патронус Урсулы – догоняет отступающего дементора, с разгона ударяет лапами… Оба зверя встают между распростёртым на мостовой профессором и тварью, не давая последней приблизиться.
Рем, подбежав, хватает Кёрнкросса под мышки, оттаскивая его в сторону Косого Переулка. Слабое шевеление, вздох… Профессор приходит в себя.
- Где я…? – Рем скорее угадывает вопрос, чем слышит его.
- В Лютном Переулке. На вас напал дементор. Теперь всё под контролем. Как придёте в себя – отходите назад, затем бегите обратно в Косой Переулок. Поднимите там всех, кого сможете.
- Хорошо… - Кёрнкросс не без помощи Ремуса поднимается на ноги и – сначала медленно, неуверенными шагами, потом всё быстрее и быстрее – начинает отступать к ведущей в Косой Переулок арке. А над дверями ближайших лавок снова загорается погасший было свет…



…под потолком загорелся свет, отразившись в стекле вагонного окна. Ремус на несколько секунд прикрыл глаза, привыкая к освещению после сгустившихся было сумерек.
Притихший к середине поездки вагон снова наполнялся шумом и суетой. Где-то в коридоре, за дверью купе раздавались голоса старост, призывающих студентов переодеться из маггловской одежды в форменные школьные мантии и приготовить багаж. Хлопали двери, в коридоре время от времени раздавались торопливые шаги. В соседнем купе – судя по звукам и приглушённым голосам – кто-то пытался водворить обратно в клетку выпущенную на время дороги сову. Вагон оживал. Поездка явно близилась к концу.
Рем, всё так же сидящий у окна, не двинулся с места. Переодеваться ему не надо было – он аппарировал на платформу «9 и ¾» уже в мантии. Вещи свои за время поездки он так и не разбирал – его сумка лежала, нетронутая, на верхней, багажной полке.
Тот дементор, встреченный больше двух лет назад в Лютном Переулке оказался, наверное, самым сильным из тех, кого Ремус видел на своём веку. Профессор Кёрнкросс через несколько минут привёл из Косого Переулка помощь – но понадобилось десять волшебников и десять Патронусов, чтобы загнать его обратно в Визенгамот. Откуда он, по всей видимости, сбежал.
У Ремуса возникало всё больше и больше вопросов. Как чиновники проворонили тварь? Как она смогла незамеченной выбраться из Министерства и добраться до Косого Переулка? На все эти вопросы существовал только один ответ – дементора кто-то специально выпустил. Кто-то специально приказал ему… что? Просто появиться в Лютном Переулке – а Кёрнкросс оказался случайной жертвой – но зачем? Напасть на Кёрнкросса специально – но тоже - зачем? И кто мог отдать дементору такой приказ?
Рем поделился своими соображениями и опасениями с МакКормаком – но тот, как всегда, лишь отмахнулся. Проблем у него хватало и без этого: убийства продолжались. После Элеаноры Калидон и Аластора Моуди настал черёд Барти Крауча-старшего. Его – точно так же, как и остальных – просто выбросили в Косой Переулок при помощи аппарации. Его тело было изуродовано и покрыто страшными ранами – как от клинков, так и от заклятий. Кто его убил? - эти, в белых масках, сомнений ни у кого не возникало. Но кто они? На кого работают? Какие цели преследуют?
У двух пленниц, захваченных накануне, на запястьях обнаружились Чёрные Метки – явно пропитанные магией татуировки в виде черепа с выползающей из него змеёй. Снять их Аврорам не удалось – не в последнюю очередь из-за того, что любые попытки как-то воздействовать на Метки причиняли их носительницам страшную боль.
Аврорат столкнулся с противником организованным, но совершенно непонятным – и оттого страшным. Кто они? На кого работают? Какие цели преследуют? – ответа не было. Оставалось лишь полагаться на крупицы имеющейся информации и вести собственное расследование, не полагаясь на начальство. Разве что советуясь с Торенн – она не имела, в отличие от МакКормака, привычки выслушивать подчинённых на бегу и отмахиваться от их предположений.
Информацию, которая давала неплохую возможность распутать весь этот клубок, Ремус получил случайно, просто оказавшись в нужное время в нужном месте. Информацию о преступлении настолько страшном, что сложно было в это поверить.
Газетчикам из «Ежедневного Пророка» Рем ещё со школьной скамьи не доверял: он не понаслышке знал, как те могут исказить факты, вывернуть их с ног на голову и в таком виде подать на блюдечке общественности: делайте, мол, свои выводы, которые мы уже сделали за вас и заботливо вас к ним подталкиваем… Но и и игнорировать их гриффиндорец тоже не мог. Кто знает, какой статьёй обернётся сегодняшний игнор завтра? Не отвернётся ли после этого магическая общественность от Аврората? Поэтому он не стал возражать, когда через час после случая в Лютном Переулке в Аврорат зашёл Эмет Брэг, главный редактор «Ежедневного Пророка»…

…Эмет Брэг, главный редактор «Ежедневного Пророка», был встревожен. Точнее сказать, даже взволнован.
- Мистер Люпин… есть ли в Аврорате ещё кто-нибудь?
- Да. Вахтенный. Но он не может покинуть пост. Из свободных Авроров – только я. Что случилось?
- Хм.. может быть, оно и к лучшему. Есть одно дело… у нас, в редакции газеты. Нужно – срочно нужно, мистер Люпин – присутствие кого-то из Авроров. Прошу вас, идёмте…
- Что за дело?
- Долго объяснять. Всё поймёте на месте. Идёмте же!
Ремус настрожился. Он почти не знал Брэга, но точно не помнил его ни взволнованным, ни суетливым. Напротив – всегда спокойный, всегда вежливый, всегда очень тактичный… Что же такое случилось, что он так на себя не похож? Действительно что-то не терпящее отлагательств, или… заклятие Империус?
- Хорошо, мистер Брэг. Я пойду с вами. Но перед этим мы заглянем в больницу Святого Мунго, где вас проверят заклинанием «Апара Стигмата». Без выдачи свидетельства, просто так. Вы согласны?
- Да. Идёмте же.
Ремус слегка успокоился. Если так легко соглашается – значит, скорее всего, не засада. Видимо, Брэг чист, а случилось что-то и впрямь из ряда вон выходящее. Ничего больше не говоря, он накинул на плечо планшетку, привычным жестом сунул в рукав палочку и вышел вместе с Броком из Аврората.
Как он и предполагал, Брэг оказался чист. Проверка в Святом Мунго не показала ни наличия Чёрной Метки, ни применения подчиняющих волю заклятий. А по пути – пока они, шлёпая по апрельским лужам, шли – почти бежали! – сначала в больницу, а потом в редакцию – журналист успел изложить Ремусу причину его беспокойства.
После случившейся череды убийств и странных нападений «Ежедневный Пророк», как оказалось, не сидел, сложа руки: Брэг и его команда начали своё расследование. Журналистское. Правда, странными способами… Сибилла Трелони, прорицательница, согласилась провести в помещении редакции что-то вроде спиритического сеанса. Вызвать для дачи показаний дух убитого Крауча-старшего.
Ремус был не очень сильно уверен в успехе данного предприятия. Так же как не был уверен в том, что показания, полученные в ходе такого сеанса, можно будет против кого-то использовать. Но… информация никогда не бывала лишней.
В кабинете Брэга было темно. Судя по всему, свет погасили заранее. По углам стояли четыре зажжённые свечи, выхватывающие из темноты лица… странного вида колдунья в длинной, цветастой юбке и такой же блузке куталась в шерстяную шаль... несомненно, это была та самая пророчица, Трелони. Сидящую в углу молодую женщину с куском пергамента и пером Ремус ранее не встречал. Зато третья из собравшихся здесь была ему более чем знакома – Оливия Макферсон, его однокурсница и подруга с Хаффлпаффа… Улыбнувшись ей, Ремус сел на стул около стены.
- Я могу начинать? – раздался глухой голос прорицательницы. – Все собрались?
- Да - кивнул Брэг. – Начинайте, конечно.
Прорицательница склонилась к стоящей перед ней небольшой чаше, поднесла палочку, прошептала заклинание… В чаше загорелся тусклый, синий огонь, а комнату заполнил запах благовоний. Затем женщина подняла руки вверх, несколько раз произнесла какие-то странные, незнакомые Ремусу слова... Сброшенная шаль полетела к её ногам, голос окреп, женщина пошла по комнате вокруг чаши в странном танце, кружась и вскидывая руки… Продолжалось это не больше минуты.
Огонь в чаше внезапно погас и из неё повалил плотный светло-серый дым. Он не растекался по комнате, как поступил бы любой другой дым на его месте, а висел в центре, уплотняясь и приобретая очертания человеческой фигуры…
- Всё – выдохнула Трелони. – Спрашивайте. Только помните – он может отвечать только жестами. Лучше задавайте вопросы, на которые можно ответить только «да» или «нет»…
Собравшиеся зашевелились. Первый вопрос задала незнакомка в дальнем углу.
- Хотите ли Вы рассказать вам о подробностях Вашего убийства?
Кивок. Да.
- Это был какой-то ритуал?
Фигура помотала головой. Нет.
- Вас убили те люди в белых масках? – спросил Брэг.
Снова отрицающее мотание головой. Затем… какие-то жесты руками. «Нет, но…» - перевёл про себя Ремус и задал свой вопрос:
- Они присутствовали при убийстве?
Кивок. Да.
- Вас убил кто-то из волшебников Министерства? – ошарашенный голос Оливии.
Мотание головы. Нет.
- Тогда кто? – Брэг, забыв об условиях Трелони, задал вопрос, на который фигура смогла только развести руками – мол, хотел бы ответить, да не могу.
На несколько секунд повисло молчание. Затем снова заговорила незнакомая Рему колдунья:
- Это был студент? Один из практикантов?
Фигура кивнула. Да.

Сидящий рядом с Ремусом Брэг вздрогнул. Оливия выронила пергамент. А женщина продолжила свои вопросы.
- Нотт?
Нет.
- Розье?
Нет.
Догадка молнией осенила Ремуса. Догадка страшная, но… Он задал вопрос, уже зная ответ заранее.
- Ваш сын? Барти Крауч-младший?
Фигура кивнула… а собравшиеся замолчали надолго, не в силах переварить свалившуюся на них новость. Отцеубийство…
Дальше были ещё вопросы. О «белых масках», о том, кто они… Убитый Крауч успел увидеть их лица, без масок... Назывались фамилии, тень кивала. Люциус Малфой. Родольфус Лестрейндж. Беллатриса Лестрейндж. Мисс Стрейнджлав, сестра уже знакомого Ремусу начальника отдела Магических Происшествий и Катастроф… о ней гриффиндорец знал и так, она была одной из двух сбежавших из Аврората пленниц…

…он вышел из редакции газеты через полчаса. Произошедшее не укладывалось у него в голове.
Если принять слова призрака за истину, то… Малфой и Лестрейндж, лорды, члены Визенгамота… да, у них хватило бы и влияния, и власти даже на то, чтобы выпустить дементора в Косой Переулок. И с ними Крауч, Крауч-младший, убийца собственного отца…
Показания призрака нельзя принимать в качестве улик. В суде засмеют, а кроме того… не того поля ягоды Лестрейндж с Малфоем. Отбрешутся. Нужны были доказательства более весомые.
Ремус уже знал, кому он расскажет об этом. И вместе с кем будет искать эту информацию. Калидонам. Урсуле и её отцу. Больше некому. Либо не поймут и отмахнутся, либо заняты так, что взваливать на них ещё и это расследование не представляется возможным. Сказать, что это решение далось ему тяжело – значит, не сказать ничего.
Он знал, что Урсула, узнав об этом, примет активнейшее участие в расследовании. А значит – полезет в самое пекло. Навстречу опасности… Нет, Рем бы и сам сделал то же самое, но – врать себе он уже не мог.
Урсула нравилась ему. Очень. Он постоянно ловил себя на том, что так или иначе старается оказаться рядом с ней. Прикоснуться. Улыбнуться. Поймать ответную улыбку. Поговорить – пусть просто так, ни о чём. Девушке второй раз не повезло с наставником – Ремус вынужден был это признать. Первый – МакКиннон – совершенно не обращала на неё внимания, усадив за канцелярскую работу, второй… позволил себе влюбиться в ученицу. И ничего с собой поделать не мог.
Но с другой стороны, рассказать действительно больше было некому. И гриффиндорец решился. А возможность поговорить с Калидонами наедине представилась очень скоро. В больнице Святого Мунго, в ожидании очередной ежечасной проверки всех Авроров заклинанием «Апара Стигмата»…

@темы: Gryffindor-vs-Slytherin, Отчёты, Творчество, Хогвартс

URL
Комментарии
2012-06-15 в 12:33 

~Анхель~
"Show them no fear, show them no pain"©
чет ты припозднился))

2012-06-15 в 13:05 

Виконт Сэ
Коварство и эффективность!
*нервно сглотнув* Что это ты вдруг??

2012-06-15 в 13:23 

~Jude~
"И у неё был парень - гитарист и певец, о нём говорили - это полный.. вперёд" (с) ЧиЖ и Со
~Анхель~, Виконт Сэ, я просто очень не люблю оставлять вещи недописанными, вот и всё -)) А в полях подвернулись внезапно время, силы и настроение.

2012-06-15 в 14:03 

-May-
Хотелось написать и года не прошло. Но прошло больше года))
Такой привет из прошлого.
Спасибо, очень прикольно написано))

2012-06-16 в 11:14 

osennjajapora
Когда в руках молоток - все вокруг кажется гвоздями
трогает за душу

   

Предвещает победу!

главная